Приезжая секс истории

Posted by

Приезжая секс истории

Мы встретились на вокзале, так ей было удобнее, а мне все равно, куда ехать. Она села в машину, мы обменялись приветствиями-Добрый день, господин-Привет, сучка. Ее звали Катя, но она хотела назвать ее сучкой. Я спросил, решительна ли она, она подтвердила кивком головы. И поэтому, разговаривая на совершенно свободные темы (как дела ? и т. д.) мы доехали до отеля. Короткий визит на прием, и мы пошли в комнату. Я вставил ключ в замок и еще раз спросил::
Вы уверены, что решительны ? Помни, что за этой дверью я перестану обращаться с тобой как с дамой, а начну как с суки. Ты решительна ?
Она ответила тихо – Да я не слышу-скажи громко и ясно. Да, я решительна – — ответила она.
Я открыл дверь и пропустил ее вперед-в конце концов, еще была дама.
Я закрыл дверь на ключ и сказал::

  • сними туфли, остальное я сниму с тебя и дай мне этот шарф, чтобы прикрыть глаза.
    Она послушно потянулась к сумочке и протянула. Она сняла туфли, и я медленно начал раздевать ее. Сначала свитер, потом блузка и брюки, и она осталась в одних трусах и лифчике. Я завязал глаза шейным платком, а руки связал сзади, многократно переплетая веревку, чтобы она не сжимала руки и в то же время чтобы она не могла развязаться. Я протащил Шуру между ног, а затем, перекинув через дверь, натянул и привязал к дверной ручке. Казалось, что веревка входила между ягодиц, а другая сторона бежала вверх, красиво впиваясь в киску. когда сучка стояла на цыпочках, было спокойно, но сколько можно стоять на пальцах? Не очень долго. Когда у нее болели ноги, и она хотела встать на ноги, веревка впивалась в ее киску, так что она снова становилась на цыпочки и так несколько раз. Она застонала, но возражать не решилась. Когда через десять минут я развязал веревку, она вздохнула с облегчением. Но, пересекая дверь комнаты, она хорошо знала, на что решается.
    Затем я подвел ее к столу и толкнул так, что голова и туловище оказались на столе, ноги стояли на полу, а попка была выгнута. Я снял трусики и начал бить попу, а бил так долго, пока у меня не начала болеть рука. Попка покраснела, и я подсунул ей руку под лицо и закричал::
    Видишь, как болит рука ? целуй руку, которая наказала тебя !
    Она послушно начала целоваться, а меня после нескольких поцелуев начало щекотать, но я с трудом справилась, главное, что она чувствует свою покорность.
    Я не любитель анала, даже никогда не пробовал и сейчас тоже не собирался, но надел резиновую перчатку, раздвинул ягодицы и энергичным движением — можно сказать, воткнул средний палец в ее анус. Она вскрикнула, Не знаю, то ли от боли, то ли от страха, то ли от удивления, и я, вынув медленно палец, сказал::
  • помни, сука, что твой хозяин будет делать с тобой то, что ему вздумается.
    Я снял и выбросил грязную перчатку, а затем надел тонкую фольгу. Я осторожно начал раздвигать ягодицы и сказал::
  • не сжимай ягодицы, а то пожалеешь.
    Когда рука Рева раздвинула ягодицы, правой в перчатке я потянулся за маленьким стеблем крапивы.
    Крапива имеет то преимущество, что сначала, сразу после ожога, она печет, а уже через некоторое время чешется, и Сучка не сможет почесаться. Я осторожно вставлял эту крапиву между ягодиц, пока не добрался до области заднего прохода и когда там самым концом коснулся тела-сучка стиснула ягодицы. Что я говорил ? — крикнул я, — чтобы ты не затягивала ягодицы ! ты должна была слегка обжечься, а теперь, что ты сделала сама !
    Я поднял ее со стола, развязал руки сзади, завязал спереди и снял повязку с глаз. Садись, — сказал я и, видя, что он оглядывается, добавил: — Ты же не думаешь, что будешь сидеть на стуле или кровати ! Суки сидят на полу. Подожди !
    Я снял одеяло с кровати, свернул в тугой рулон и положил у стены. Теперь я снял с нее лифчик и трусики. Грудь у нее была большая и полная. Чтобы охватить каждую из них нужно было две руки. Такие груди приятно завязывать, но и на это придет время. Садись на одеяло, — сказал я. Она села на одеяло, прислонившись спиной к стене. Я раздвинул ее ноги, а ноги опустились на два стула. Я сел на третий стул, между ее ног.
    Не отводи глаз ! Смотри мне в глаза !
    По ее лицу потекла полоска. Она впервые разделась перед мужчиной, и это было так, что обнажились все интимные части ее тела. Неудивительно, что стыд победил, и она попыталась отвести взгляд. Широко раздвинутые ноги заставляли киску, на которую никогда не смотрел ни один парень, красиво выставляться на мой взгляд. А губы у нее были красивые, тонкие и тонкие, с бархатистой кожей, чуть-чуть торчали, но как раз столько, сколько нужно, чтобы без натяжения можно было надеть прищепки. Я прикинул, что их будет по меньшей мере по восемь на каждой. Но на это еще придет время.
    Какое-то очень долгое время я наслаждался ее стыдом.
    Наконец я заставил ее подняться и опуститься на колени. Я снова завязал глаза и сказал::
  • Сейчас мне хочется минета, так что ты мне отсосешь. Я кончу тебе в рот, и ты все тщательно вылизаешь и, конечно, проглотишь. Помни, что ты должен делать это осторожно. Поскольку вы делаете это впервые в жизни, вы можете помочь себе руками.
    Я разделся и провел руками по ее члену. Она нежно обняла его ладонями, поднесла к губам. Не зная, что ему делать, она облизывала его все вокруг. Не так – — сказал Я, схватил ее за волосы, притянул к себе и оттолкнул ее голову.
  • так надо делать только осторожно !
    Несколько раз я тянул ее голову так, что член доходил ей до горла, но, видя, что она задыхается, я сдался.
    Осознание того, что мне делает минет девушка, которая никогда раньше этого не делала, девушка, которая никогда раньше даже не раздевалась перед парнем, подействовало на меня так возбуждающе, что я не выдержал и брызнул ей в рот. Она вздрогнула от неожиданности, но не перебила. Притормози сейчас и делай это мягче, сказал я.
    Она послушно притормозила и нежно погладила мой член. Без тени возражения она проглотила сперму. Хорошо – — сказал Я, — вы довольны стервой – — в награду сучка сможет выпить пива, — встаньте и подождите.
    Я знал, что эта сучка любит пиво, поэтому, добравшись до отеля, я правильно запаслась. Я налил пива в свой бокал, но, прежде чем подать его сучке, решил дать ей еще какие-нибудь вкусовые ощущения. Я подвел ее к кровати, мягко толкнул, чтобы она села, еще раз толкнул, и сучка лежала на спине. Я поднял ее ноги, положив их на плечи. Левой рукой я раздвинул киску, а правой рукой посыпал киску свежеиспеченным душистым перцем. Такой перец в киске немного чешется, но и немного печет. Я посадил сучку на пол и протянул ей пиво.
    Печет ? — спросил я, она кивнула — избавишься от жаровни, когда выпьешь два пива.
    Я не хотел ее напоить, но немного алкоголя ускоряет кровообращение, делая определенные ощущения более ощутимыми. Не прошло и 10 минут, как сучка опустошила две банки.
    Я подал ей руку и велел встать. Я отвел ее в ванную и велел войти в душевую.
    Присядь и писай – — сказал я твердым тоном, но… — начала что-то сучка, — молчи и выполняй приказ. Она присела на корточки, но что-то с этой мочой у нее перехватило дыхание. Я схватил ее за волосы, откинул голову и сказал::
  • если ты не пописаешь, то не выйдешь отсюда.
    Прошло мгновение, и сучка начала мочиться, а когда она закончила, я открутил воду и сильной струей из душа ополоснул ее киску. Затем я намылил себе руку и тщательно помыл киску.
    Вернувшись в комнату, я положил сучку на кровать. Завязал веревку на левой руке и, волоча под попой, привязал к правой. Руки как-то особенно не сковывали, но на самом деле сучка ничего не могла с ними поделать.
    Затем подтянул ноги так, чтобы они были согнуты в коленях, и на левом колене завязал второй шнур, конец которого перебросил под кровать. Сучка старалась не раздвигать ноги. Я знал это и откинул обе ноги влево. Я подтянул шнур и осторожно потащил его под правое колено. Я выждал мгновение, чтобы усыпить бдительность, и энергичным движением потянул правое колено, одновременно дергая за обмотанную вокруг него веревку. Левая нога, удерживаемая веревкой, осталась там, где была, а правая оказалась на другой стороне кровати. Теперь у меня был прекрасный доступ к киске, а сучка, даже если бы и захотела,не имела никакой возможности спрятаться. Я вынул у нее подушку из-под головы и, свернувшись в тугой рулон, сказал: поднимите попу вверх, а когда она приподнялась, сунул ей под попу подушку. Теперь киска еще более обнажилась. Довольный собой, я для начала плоской рукой хлопнул сучку по пизде(такой шлепок J). Сучка дернулась, попыталась разжать ноги, но веревка крепко держалась, руки тоже оставались на месте, и я подумал, что пора начинать тест на устойчивость к боли.
    Прищепки, надетые на киску, на самом деле болят дважды. Когда их надевают и когда их снимают. Самый высокий балл, который я когда-либо достигал до того, как пароль безопасности упал, был 10 скрепок. Посмотрим, сколько выдержит сучка, вспомнив, что киска и раньше была раздражена перцем. Я начал медленно надевать скрепки, слыша только вздохи. К двенадцати я уже сильно удивился, но Сучка не перебила, поэтому я поставил еще. Может быть, ее тонкие губы менее иннервированы ? Невозможный.
    Я надел двадцать скрепок и ничего. У меня больше не было (кто бы мог подумать, что у сучки такой высокий порог болевого иммунитета ?) поэтому я решил подождать. Время сделает свое дело.
    Выждав долгую минуту, я начал медленно снимать скрепки, и тут, к удивлению, Сучка не протестовала, когда я надевал скрепки, а при снятии явно издавала звуки, свидетельствующие о боли. Очевидно, ей было меньше больно надевать, чем снимать.